Достопримечательности

Иерусалим

В Иерусалим не едут — к Иерусалиму восходят. Он выше других городов, потому что раскинулся в Иудейских горах на высоте нескольких сот метров над ущельями, поросшими сосновым лесом.

Там ищут Божественное Присутствие — в местах, где останавливались пророки, где излечивались безнадёжные больные, где хранились Скрижали Завета. А ещё в этом городе находят тайные символы и знамения. Здесь приходят на ум слова молитв. Хочется опуститься на колени и просить о здоровье, о детях, о мире. И ощущаешь это Присутствие где-то рядом.

Тридцать веков назад сюда устремлялись еврейские паломники, точно зная, что в полумраке небольшой комнаты, украшенной золотом, обитает Предвечный. В Иерусалиме ждали, когда рано утром с высокой башни раздадутся крики левитов: » Взошло ли солнце над Хевроном? «. » Да, оно взошло! » — отдавалось эхом в ответ с соседней башни и летело дальше, по всей Иудее, возвещая о начале нового дня. Этот ежеутренний ритуал заставлял сильнее биться сердца — ведь всё вокруг было так волнительно: вспыхивающие на солнце золотистые камни домов, идеально отполированные стены Храма, радующие своей безупречностью. Прозрачный воздух был чистым, прохладным, с пробивающимся запахом начинающихся утренних воскурений. Уже открывались лавки, можно было бродить по базарным площадям, вдыхая аромат пряностей, прицениваться к ярким полосатым тканям и радоваться приобщению к жизни Иерусалима.

Когда царя Соломона, построившего этот Первый Храм, не стало, всё пошло прахом. Раскололось на части такое зыбкое единство народа, которое мог удержать только мудрый, талантливый политик и тонкий человек. А потом почти весь народ был пленён. Вначале ассирийским царём, позже — вавилонским. Не стало Храма. Исчезли Скрижали Завета. Иерусалим стоял в руинах — о нём плакали на далёких реках вавилонских.

Иерусалим - обзорЧерез семьдесят лет был возведён новый, Второй Храм. А ещё через пять столетий Ирод Великий перестроил его в присущей ему манере. А это значит, Храм был грандиозным, роскошным, с колоннадой из ста шестидесяти колонн с капителями тонкой работы, — для обхвата каждой требовалось три человека. Гости Иерусалима — купцы, дипломаты, путешественники — с изумлением засматривались на эти элегантные пропорции, на слепящий глаза белоснежный мрамор, на широкие ступени, ведущие к Царским воротам.

Это была стройка века, с использованием самых передовых технологий того времени: гребне-пазовое строительство, подвижные свинцовые скрепы, высокопрочный бетон, многотонные блоки, сейсмоустойчивые конструкции.

Три раза в год все еврейские мужчины поднимались в Иерусалим праздновать Песах, Суккот и Шавуот. Они возносили праздничные жертвы. Любовались городом и Храмом.

Одним из паломников был каменотёс из Назарета Галилейского. Он не был избалован жизнью. У него была пружинистая, быстрая походка человека, привыкшего долго ходить пешком. Он был загорелым и мускулистым — обычно так выглядели люди, которым приходилось много работать на улице. У него была чёрная борода и волнистые волосы. С ним пришли его земляки, их было двенадцать. Они называли себя его учениками. Он не учил их новым молитвам. Он учил их слышать по-другому. Он заставлял видеть человека за текстами, книгами и ритуалами. Он пытался научить совершенным отношениям с миром, целостной и гармоничной жизни в согласии, а не в вечной борьбе с природой и людьми. Он лечил, изгоняя из людей неуверенность, тоску и страхи, называемые «бесами». Он видел и чувствовал то, чего не знали другие.

Ему предстояло войти в Иерусалим с севера. Спуститься с Масличной горы, пересечь Кидронскую долину и пройти через Золотые ворота. Он бросил последний взгляд на бело-золотой Храм — его было хорошо видно отсюда, — и содрогнулся. Ему привиделась страшная картина: Храм объят огнём, из него бегут священники, их одежда охвачена пламенем. Римские легионеры вытаскивают храмовую утварь и главное украшение — золотую Менору. В городе голод, гибнут дети. Он плакал, он знал, что это случится.

И случилось — слёзы оказались пророческими. Через сорок лет Иерусалим пылал. Горе, кровь, слёзы, плен и рабство.

Нам, гидам Израиля непросто. За 20 минут надо суметь рассказать у Стены Плача обо всех этих пронзительных и непростых событиях, характерах, поступках. Об утраченном и возрождённом. И вновь утраченном…

Но мы стараемся.

Читайте далее: Капернаум